Пейнтбольный клуб Cull Holler Paintball (часть вторая)

Разноцветные пейнтбольные шары, разрывающиеся при контакте и оставляющие после себя разноцветный беспорядок, на самом деле не содержат краски. Пейнтбольный шар, который имеет размеры желудя, наполняется веществом, разлагаемым микроорганизмами, в желатиновой капсуле. Для придания цвета используются пищевые красители. Они не причиняют никакого вреда окружающей среде, как говорят многие любители пейнтбола.

Пейнтболисты носят маски для защиты глаз и лица от попадания шаров, выстреливаемых из пейнтбольных маркеров со скоростью до 300 футов в секунду. В Cull Holler шары часто попадают в ветви деревьев и разрываются до того, как достигают своей цели.

Краска от пейнтбольных шаров хорошо смывается с кожи и отстирывается с одежды. На самом деле она даже очень легко стирается с одежды, поэтому некоторые игроки стирают ее во время игры и притворяются, что в них не попали. Таких пейнтболистов называют «стирателями», и это далеко не комплемент. Люди, в которых попали, по идее должны выходить из игры.

«Если вы завоевали такую репутацию, вас не очень рады видеть на любом пейнтбольном поле», говорит Аткинс. Прочие правила варьируются в зависимости от клуба, но стандартные правила техники безопасности требуют наличия маски или защитных очков, а также ограничивают максимальную мощность маркера менее 300 футов в секунду. К тому же в большинстве клубов обязательным требованием является наличие пробки в стволе пейнтбольного маркера между играми и за пределами поля во избежание случайных выстрелов.

Некоторые пейнтболисты предпочитают различные варианты формата «Захват флага», в котором целью является захват необходимой цели раньше команды противника. У пейнтболистов клуба Cull Holler есть флаг, но до него, как правило, никто не добирается, говорит Калверт. Слишком уж много шаров летает вокруг.

На самом деле, стиль пейнтбола, использующегося в Cull Holler, можно описать, как «тотальная война». Пейнтболисты стреляют друг в друга, пока все члены одной из команд не будут ликвидированы; в этом случае побеждает вторая команда. Сражения в Cull Holler имеют ограничение по времени в 20 минут. После этого все пейнтболисты делают передышку, а затем начинается новое сражение.

Итак, теперь перейдем к одному из самых интересных вопросов: действительно ли попадание пейнтбольного шара болезненно?

«Не очень», говорит Аткинс, закатывая рукава и показывая пару синяков.

Ой!

«Как же вы умудрились получить попадание пейнтбольного шара на работе?», спросила меня медсестра одной из больниц.

«Я фотограф в The Roanoke Times», ответила я.

Одним из самых замечательных и в то же время болезненных моментов в работе фотожурналиста является то, что мы всегда находимся в центре событий.

Когда я стояла посреди сражения в Трутвиле и наблюдала за тем, как пейнтболисты целятся друг в друга, я понимала, что есть вероятность того, что в меня тоже могут попасть, однако снимки, которые можно было сделать без риска попадания со стороны, просто не годились.

Примерно в 3:30 по полудню, в то время как я наблюдала за тем, как Джеремай Килер поднимается вверх по холму и готовится к выстрелу, я ощутила жжение справа и на голове. Я посмотрела вниз и увидела оранжевое пятно, а также услышала, как Килер закричал, «Эй, парень, она просто снимает фото!»

Я продолжала фотографировать на протяжении всей игры, не забывая укрываться за бункерами.

Я решила обратиться к врачу, когда головная боль не прошла, но я также поняла, что моя боль стоила этой истории.

Когда врач заглянул ко мне в ухо и дословно сказал, что мои мозги не вытекают оттуда, он спросил меня, где проходила эта игра. Как оказалось, его сыновья являются большими любителями пейнтбола, и им негде было играть. Я сказала, что так сразу не вспомню номер телефона, но он может найти эту информацию на нашем сайте в разделе Roanoke Times Extra.

Предоставлено www.pbuprising.com